Проучил жену за феминизм: получилось не так, как планировал

Проучил жену за феминизм: получилось не так, как планировал
Женился я для себя не рано. Точно знал уже, что готов к семье и детям. Жену брал молодую, чистую. Для меня это было принципиально важно

Женился я для себя не рано. Точно знал уже, что готов к семье и детям. Жену брал молодую, чистую. Для меня это было принципиально важно. Не хотел, чтобы до меня у неё кто-то был. И несколько лет все было отлично. Жена была послушной: не спорила, не истерила, слушалась. Проблемы с ней начались после рождения второго ребёнка.

Сначала пошли просьбы помочь то с одним ребенком, то с другим. А это что моя работа? Я все рты содержу, на работе устаю. А она дома сидит, всего два ребенка. Не 10-ть, как раньше женщины рожали. Короче, стал воспитывать. Вроде притихла. Но ходить стала с недовольным лицом.

Потом стал замечать, что сидит в соцсетях на всяких форумах для мамочек. И там некоторые явно с этими модными феминистическими замашками. Отрубил ей доступ в Интернет. И на телефоне сменил тариф. Умнее будет.

Понял, что уже промыли мозги

Потому что стала поправлять мою речь, пытаться какие-то аргументы использовать. Надо было осадить раз и навсегда. В сложное время живем. Я ей денег в руки и не давал никогда. Но решил, что пора и ей трудиться.

Время проучать, время уроков

Я работаю на производстве. С фурнитурой. И есть у нас возможность брать работу на вынос. Берешь 3-ри мешка деталей, соединяешь, возвращаешь обратно. Я принес домой мешки. Показал жене, что надо делать. И сообщил, что теперь все свои затраты она оплачивает сама. Я только детей. Она же так хочет равенства.

По норме делается 300 готовых изделий в день. Я ей сказал, чтобы делала не меньше 150 в день. Так и быть учту детей.

 

Жена молча взяла мешки. Самостоятельно отнесла, точнее оттащила, их на балкон. Там было на 1500 готовых изделий. В итоге я подумал, что справится за месяц, если повезет.

Я уже обувался. И услышал, что тащит мешки с балкона. Стал издеваться, что она уже сдалась, что слабачка. И пусть знает теперь, кто её кормит. Она притащила все 3 мешка. Потом сказала: Тут готовые изделия.

Я опешил. Хотел проучить её. Показать, насколько сложно содержать семью. В итоге получил от неё своеобразный плевок. Меня это разозлило. Я стал разбрасывать вещи, что-то кричать. Пнул один из мешков. Жена стала собирать детали. И упала в обморок.

Еле спасли. Оказалось, что несколько месяцев она терпит боли, ждала, чтобы приехала её мама помочь с детьми, отпустить к врачу. Что-то там по женским трубам. Воспаление. И просила помочь с детьми меня, потому что поднимать было тяжело. Я же еще добил её этой работой с фурнитурой.

Она лежала в палате

И смотрела на меня так, как никогда в жизни не смотрела. Я чувствовал её боль и её перемены. Она уже совсем не та маленькая девчушка, которую я брал в жены. У меня же крутились в голове воспоминания её фраз: Костя, а ты мог бы посидеть часик с детьми днем, я хочу провериться у гинеколога? Костя, появились слишком частые боли, хочу УЗИ сделать.

Я же на все отвечал: Женщины 50-ть лет назад рожали в лесу, по 10-12 детей. И без гинекологов и УЗИ! Хватит жаловаться.

 

Можно сказать, что я чуть не стал причиной того, что моей жены больше не было бы в живых. Я осознал многое.

Сейчас я провожу встречи с психологом. Пытаюсь понять, почему я был так зол и строг. Моя мама умерла, когда мне было 13-ть лет. И мой отец не хотел нами с братом заниматься, постоянно приводил в дом женщин, пытаясь поставить их у плиты. Возможно, что это повлияло на меня так сильно. Я не оправдываюсь. Я понимаю, что я взрослый человек. И придумывал наказание для жены, которая всего лишь попросила помочь с детьми, так как очень плохо себя чувствовала. И еще обиднее было прочитать сообщения, которые показала мне жена, я называл их феминистическим бредом, а там другие женщины советовали моей быть терпимее, понимать, что я работаю.

Не могу знать, что у нас выйдет дальше. Пока я чувствую себя очень виноватым, но мне нужно разобраться в себе, чтобы претендовать на полное прощение.

***

П.С. Истории рассказывают простые люди.